Александра Че (aleksandra_che) wrote,
Александра Че
aleksandra_che

Картины детства. Часть вторая

Воспоминания моей бабушки, Вороняевой Марии Иосифовны (10.10.1926-23.10.2012), написаны в последние годы ее жизни.

Крестьянский быт довоенного времени.
Еще один кусочек бабушкиных воспоминаний немного не связан с предыдущим, потому что написан на другой бумаге, не является логичным продолжением предыдущего рассказа, иногда его повторяет.

"Родители мои были крестьянами, основным и единственным средством существования семьи был участок земли в 3 га, однако пахотной земли было не более половины, остальное - песчаные холмы, кустарники, болото. Отец окончил какую-то сельскую школу, мать вообще в школе не училась, но считалась женщиной образованной (ее отец учил братьев дома, и она выучилась очень многому) - к ней часто шли за советом.
В деревянном доме, который отец построил после возвращения из германского плена (после I Мировой войны) в кредит, на кухне был земляной пол и русская печь. Очень примитивная обстановка: печка-голландка, стол, скамейки, кровати - все из дерева, простой гардеробный шкаф, в углу икона.
В хозяйстве корова, пара свиней, овец, куры, иногда гуси, утки; лошадь - на два хозяйства с соседом, сарай также.
Питание семьи состояло из натуральных продуктов: хлеб из ржаной муки выпекали сами, картофель, овощи, молоко, зимой немного мяса (свинины), летом немного сала. Отец возил зерно в частную мельницу, там делали крупу, муку. В Городке (3 км) были частные еврейские лавки, где покупали спички, керосин, соль, иногда селедку. Все это было очень дорого, поэтому спичку делили на две части. Сахар был только к Рождеству и Пасхе. Иногда пили чай вприкуску, причем кусочек рафинада делили на четыре части. Одежду рабочую, постель, обувь производили сами на ткацком станке (кроснах), праздничную одежду, обувь покупали в Городке, но все это было дорогое, а никакой зарплаты, ни пенсии никто не получал, деньги появлялись только с продажи сельхозпродуктов.
На работу брали только тех белорусов, которые перешли в католическую веру. Чтобы одеть детей в школу, мама продавала яйца. Масло детям давали только попробовать. Летом все ходили босиком, а когда шли в церковь, обувались только когда подходили к Городку. Иногда папа вываривал из сахарной свеклы патоку, мы ее ели вместо меда. Хлеба никогда до нового не хватало, после голодной весны 1-2 месяца жили совсем без хлеба в ожидании нового урожая.
Однако наша семья относилась к среднему достатку, а вдеревне было много бедняков, которые не имели ни клочка земли, ютились в маленьких хатках, приходили к маме, просили огуречного или капустного рассола к картошке. А дети всю зиму босиком сидели на печке, ходили оборванные, грязные, голодные. Их отдавали богатым крестьянам пасти скот. Были, конечно, и зажиточные крестьяне, которые имели 10-20 га земли. Бедняки работали у них или у помещиков.
Дети богатых крестьян играли вместе с нами, но совсем не общались с "мужиками" дети помещиков, их мир был нам недоступен, мы могли только завидовать их нарядам, еде, образу жизни. Они нас просто презирали, мы для них были грязные неотесанные мужики.
Правда, в польской школе я чувствовала унижение и отчаяние только пока овладела по-настоящему польским языком затем училась в основном на "5", поэтому учителя относились ко мне хорошо, я даже на государственном празднике от души читала на сцене патриотические польские стихи, пела в хоре. Существовали еще и физические наказания в школе. Конечно, дети польских чиновников несколько с презрением относились к "мужицким" детям, но очень часто приходилось считаться с нами и даже обращаться с просьбой что-нибудь списать, помочь решить задачу и тд. Охотно играли вместе на перерывах.
Среди учителей были хорошие, добрые люди, которые с сочувствием относились к бедным детям. В школе была организация Красного Креста, которая оказывала помощь в одежде и питании. А еще был учитель математики Моль, страстный польский патриот, ненавидел нас и грозил нашим родителям, которые смотрят на "восток", особенно когда приходил пьяный.

У меня была подружка - соседская девочка - из многодетной бедной семьи. Мать ее запирала хлеб на замок и выдавала строго по кусочку. Я ей дарила свои игрушки.
Мы больше играли на природе в городки, догонялки, в классы, а вообще-то мало времени оставалось на игры, нужно было все дето помогать в работе: полоть, жать, убирать сено, картофель, пасти коров, свиней, гусей. Иногда родители отпускали на речку искупаться. Еще ходили за ягодами, грибами. Правда, леса принадлежали помещикам, поэтому за ягодами было ходить опасно: слуги помещиков отбирали ягоды, избивали.
Такова была жизнь в Западной Белоруссии до 17 сентября 1939 г. Поэтому Красную Армию встречали с цветами и восторгами".

Продолжение следует.

Фото школьниц смотрите в комментариях.
Tags: для архива, семья, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments