Александра Че (aleksandra_che) wrote,
Александра Че
aleksandra_che

Categories:

Тихое бешенство

Я в бешенстве.
Это у меня такое перманентное состояние в последнее время.
Чего-то не хватает. Я усилием воли заставляю себя разговаривать дружелюбным тоном с людьми и отрываюсь на животных.
Коту говорю исключительно «Чего орёшь?», а собакам «Иди на место, надоел!»

С чего меня так нахлобучило, неясно.
Полное нежелание творить добро, острая потребность кинуть чем-то тяжелым по чему-нибудь железному.
Я держусь. Сегодня пекла коврижку, обнималась с детьми, они славные когда не орут. Муж прячется в ноутбук, дети гладят меня по головке, Макар даже дул на меня. Помогает, но ненадолго.

***
Пожар в Кемерово выбил меня из колеи на несколько дней. Это было тотальное состояние безнадеги, хаоса, разрухи, которое активно подогревалось в интернете.
И как-то было понятно, что ничего не изменится, и в то же время было неясно — а что менять? Хотелось своими руками идти тушить пожар, спасать людей, но это невозможно.

***
В пятницу маме сделали операцию на сердце. Все прошло хорошо (тьфу-тьфу-тьфу), будем надеяться, приступов больше не будет.

***На выходных я с детьми ездила на базу с большой компанией со-шников. Дорога в одну сторону заняла почти три часа (включая город и заблудиться), там было шумно, весело и людно. Я, с непривычки, приехала домой и упала. Состояние «убивать» стало еще ярче, только сил нет)

***Сеня перед поездкой притащил домой сороку. Отобрал ее у кота.
— Это хорошо, что ты ее спас. Если со стороны сороки смотреть. А если со стороны кота?
— Мам, мне ее жалко.
Я с ужасом беру птицу, она начинает вырываться. Я не люблю вмешиваться в природные процессы — кот поймал себе еду. Но Сеня смотрит жалобно. У сороки на шее дырка. Она бегает по клетке в попытке улететь.
— Сын, мы не будем ее спасать. Это не крыло. В ветеринарку мы ее не повезем. Она в ужасе, ей страшно. Надо ее выпустить. Она может выжить. Или умереть.

Сеня уносит сороку, идет по мокрому снегу далеко-далеко, чтобы кот не нашел. Выпускает. К ней прилетают другие сороки.
Со слезами он возвращается домой. А я вспоминаю свои восемь лет. Мы с братом нашли разоренное гнездо ласточки. Подобрали птенцов. Один погиб, а двоих мы забрали домой. Ох, и ругался тогда дед!
Мы держали ласточек в шапке и кормили их мухами и червями. И пшеном. Мы даже пытались учить их летать. Они умерли через несколько дней, вероятно, проклянув всех детей на свете.

И вот с этим чувством безнадежного я уже неделю.

Tags: настроение, само-копание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments